История История Руси

О Рюриковичах без мифов

Сегодня мы говорим с Евгением Пчеловым, известным историком, к.и.н., заведующим кафедрой в Историко-архивном институте РГГУ, автором более 20 книг, включая учебники по истории России для средних школ.

Область научных интересов Евгения Владимировича, в числе многих прочих – история Древней Руси, поэтому мы предложили его вниманию ряд наивных, но в то же время часто обсуждаемых вопросов, на базе которых порождается немало псевдонаучных, ничем не подтвержденных легенд.

– Вы написали целую книгу о Рюрике. В то же время из Повести временных лет нам очень мало о нем известно, более того, иногда даже сомневаются в его реальности. Кем все же он был и откуда Вы черпаете знания о нём?
– Книга о Рюрике вышла первым изданием в 2010 г. в знаменитой серии «Жизнь замечательных людей» и открывает мою небольшую трилогию о первых древнерусских князьях (вторая книга, об Олеге, увидела свет в 2018 г.; третья, об Игоре, сейчас готовится). Эта книга о самом первом известном нам персонаже русской истории, самом раннем по времени жизни её герое, и я горжусь тем, что «русскую часть» ЖЗЛ хронологически теперь открывает именно она. 
Книга была также первой книгой (во всяком случае, на русском языке), посвящённой Рюрику вообще, его биографии, первой научной монографией на эту тему (замечу, что в ней помещён серьёзный научный аппарат в виде ссылок на источники и научную литературу, а также библиография). Потом появились и другие книги о Рюрике, и в какой-то степени интенсификация исследований в этой области была спровоцирована именно моим трудом (надо сказать, что далеко не все из этих книг носят научный характер).

К сожалению, фигура Рюрика, как и варяжский период древнерусской истории в целом, на протяжении многих десятилетий и теперь даже уже нескольких столетий оставалась (а в общественном контексте остаётся и сейчас) заложником пресловутых споров по «норманнскому вопросу», который был назван мною в сердцах «проклятым» вопросом русской историографии и общественных представлений об истории. Вообще-то эта проблема в исторической науке давным-давно решена и не стоит. Любому серьёзному исследователю очевидно, что варяги, т.е. скандинавы-норманны, сыграли значительную роль в сложении древнерусской государственности, в начальный период истории Древней Руси, и дело лишь в выяснении конкретных аспектов этой роли. Вообще славяно-скандинавские исследования в области истории начальной Руси – очень активно развивающееся направление в современной науке, и есть немало блестящих специалистов как более старшего, так и новых, молодых поколений, которые занимаются этим. Среди ведущих учёных здесь нужно назвать Е.А. Мельникову, В.Я. Петрухина, Т.Н. Джаксон, Ф.Б. Успенского, А.С. Щавелёва, С.М. Михеева, Вяч. С. Кулешова и других, не говоря уже о мощнейшей археологической школе в нашей науке, в контексте варяжских древностей представленной и настоящими «патриархами» (Л.С. Клейном, А.Н. Кирпичниковым, Е.Н. Носовым и др.), и учёными последующих генераций. Но вернёмся к Рюрику и моей книге о нём. Книга, действительно, получилась немаленькой – более 300 страниц, а о самом Рюрике из Повести временных лет известно только из нескольких строчек.

Собственно, это легенда о призвании варягов на княжение, упоминания о деятельности Рюрика на Руси (очень кратко) и буквально несколько слов о его смерти – вот и вся информация. Ни развёрнутых рассказов о «деяниях», подобно походам Олега и Игоря на греков, ни преданий о смерти, ни сведений о происхождении – ничего этого в летописи нет. Это, конечно, не значит, что о Рюрике не бытовало никаких устных рассказов – легенда о призвании сохранилась ведь – но в летописной традиции (а, вернее, уже в устной передаче ко времени составления летописей) все эти мотивы редуцировались. А то, что в основе летописного повествования о первых русских князьях, от призвания Рюрика с братьями до крещения Руси, лежат именно устные легенды (комплекс которых именуется нередко «сказанием» или «сказаниями» о первых князьях), абсолютно очевидно.

Итак, по сути, от преданий о Рюрике сохранился лишь небольшой фрагмент, но очень важный – это рассказ, откуда, собственно, появилась на Руси княжеская династия. А этот вопрос был для летописца очень важным, потому что начало династии означало и начало государственности, т.е. собственно Руси. Наряду с другими событиями (такими, как первое нападение русов на Византию в 860 г.), начало династии маркировало начало собственно русской (а, вернее, древнерусской) истории. И вот тут, вокруг этого вопроса возникли долгие и ожесточённые споры, дискуссии, длившиеся два с лишним века – кем был Рюрик, и даже важнее – кем были упомянутые в летописи варяги, и откуда появилось название Русь. Уже сам летописец в своём тексте прямо писал об иноземном происхождении и варягов, и названия. Ясно это и сейчас – и варяги, и само слово «Русь», безусловно, скандинавского происхождения. Что, впрочем, и неудивительно, учитывая, что скандинавы в эпоху викингов сыграли огромную роль в истории многих государств, включая, к примеру, Англию, основали государственные образования в Нормандии и на Сицилии, и, так или иначе, контактировали с разными народами и странами на огромном пространстве от Северной Америки до Арабского халифата и Хорезма. Да и иноземное название в истории стран и народов – не редкость. Взять хотя бы болгар – славянский народ с тюркским названием.

Однако вопрос в русской исторической науке встал очень остро в середине XVIII века, когда основание династии и считалось основанием государства. С тех пор наука ушла далеко вперёд, и мы прекрасно понимаем, что формирование государственности – это очень длительный, сложный процесс, не зависящий от воли конкретных личностей, пусть и самых выдающихся. Ясно и то, что древнерусская государственность создавалась во взаимодействии разных этнических сил – и восточных славян, и финно-угров (финских племён, точнее), и тех же варягов… Но представления в обществе об истории, особенно если они подвержены всяческим идеологическим или политическим влияниям, порой остаются весьма примитивными, несмотря на все усилия учёных. Прибавьте к этому и общий всплеск непрофессионализма и откровенного дилетантизма, когда историком мнит себя чуть ли не каждый второй – и вот сколько макулатуры с броскими названиями захламляет полки книжных магазинов, а писатели-юмористы снимают безграмотные фильмы, в которых пропагандируют совершенно беспомощные и нелепые вещи… 
Так что, взявшись за Рюрика, мне пришлось в этой книге коснуться и «норманнской теории», и различных версий как о начальной истории Руси и варягах, так и о самом герое повествования.

А что известно о нём? Дело в том, что сопряжение образа Рюрика с легендой о призвании трёх братьев, которой нередко отказывали в исторической достоверности, делало и его фигуру мифической, или, как писали некоторые авторы, «полулегендарной» (мне это слово совершенно непонятно, или данный персонаж существовал в реальности, или нет). Долгое время даже пропагандировалась абсолютно фантазийная гипотеза, что якобы летописные «братья» Рюрика, Синеус и Трувор на самом деле не реальные личности, а появились в результате неправильного понимания скандинавских словосочетаний (!). На мой взгляд, Рюрик существовал в действительности, это был реальный прародитель княжеского рода, а в легенде о призвании варягов многие исследователи усматривают историческое зерно.

Само имя Рюрик – типично скандинавское, оно было особенно распространено в Ютландии, среди тамошних конунгов (т.е. на землях современной Дании). Более того, в середине IX века там жил один из конунгов, весьма деятельный, который упоминается в латинских анналах под именем Рорик. Ещё в первой половине XIX века родилась гипотеза о тождестве этого Рорика с «нашим» Рюриком. А в последние годы эта версия получает всё новые и новые, косвенные подтверждения. Так что, возможно, «наш» Рюрик был вполне известным конунгом в Североевропейском регионе. Образ Рюрика, к тому же, впоследствии оброс разными домыслами и версиями, жил он в русском искусстве и культуре… Так что, на самом деле, получилась не столько биография героя, сколько история Руси его времени в широком контексте и история образа первого русского князя.

– Почему Олег, будучи выбранным Рюриком «по малолетству Игоря» правил не до его взросления, а до смерти своей, хотя к этому моменту Игорю исполнилось 35.

– Здесь нужно учитывать следующую вещь. Почти вся хронологическая сетка Повести временных лет до конца X века, то есть собственно на «протяжении» сказания о первых князьях, представляет собой условность и плод учёной реконструкции летописца. Чем пользовался летописец при создании летописи? Во-первых, комплексом устных преданий, тем самым, условно говоря, «сказанием». Если мы прочитаем эти рассказы подряд, мы увидим, как совершенно искусственно это повествование разбито на конкретные годы. Во-вторых, у летописца были византийские хроники (впрочем, в весьма ограниченном объёме). Из них он, в частности, узнал о первом походе руси на греков в 860 г. (датировка его 866 голом в летописи ошибочна). В-третьих, в руках летописца были и уникальные исторические памятники – переведённые на древнерусский язык тексты договоров Руси с Византией. Эти договоры были заключены от имени Олега, потом Игоря и, третий, Святослава. Тексты двух первых договоров дошли полностью и имеют точные датировки, из которых следует, что договор Олега был заключён осенью 911 г., а договор Игоря – осенью 944 г.

Это и были точные хронологические рубежи для распределения событий по годам. Как летописец высчитывал остальные даты – отдельный вопрос, который так или иначе исследуется учёными. Но ясно одно – перед нами реконструкция пост фактум. В договорах и Олег, и Игорь названы великими князьями Руси. Из устного сказания летописцу было известно, что Игорь был сыном Рюрика и он остался малолетним после смерти отца.

Эти сведения он и включил в летопись, как и рассказы о деяниях Олега, как и самый текст договоров. Он очень тщательно всё собирал и вносил в текст, даже если какие-то сведения были противоречивы. Из договора ясно следует, что Олег был именно князем. Видимо, он стал княжить вместо малолетнего Игоря. Но сколько длилось это правление, нам точно неизвестно. По летописи, Рюрик умер в 879 г., но на самом деле это могло произойти и позже. Но даже если мы признаем, что датировка 879 года верна, то Игорь прожил в общей сложности, согласно летописной хронологии, примерно 67-68 лет. Что в этом удивительного? Владимир Мономах, к примеру, прожил 72 года, а в походы ходил, когда ему было уже за 60. Но это нас почему-то не смущает. Кстати, и последний, третий брак Владимира Мономаха был заключён, когда ему было не меньше 54-х лет.

– Ранее, «11 экю» в своей статье писали о странном вопросе возраста в биографии Игоря Рюриковича и жены его Ольги. В частности, тот факт, что Игорь правил более 30 лет, а при его смерти Святослав был еще лет 3-х, говорит о том, что он был рожден в возрасте отца далеко за 60 и матери за 50. Есть ли этому объяснение? Ведь дальше мы видим, что к Ольге в почтенном возрасте сватаются то древлянский князь Мал, то вообще византийский Император. Да и сама она активно мстит, путешествует и правит аж до совершеннолетия сына.

– Это противоречие исходит всего из одного факта. А именно, из летописной датировки брака Игоря и Ольги – 903 год. Я уже говорил об абсолютной искусственности большинства ранних датировок летописи, не является исключением и эта. Почему летописец решил датировать брак Игоря и Ольги таким годом, неясно, но ясно, что дата эта совершенно недостоверна. Достоверна же генеалогия первых поколений Рюриковичей, которая сохранилась в устной традиции, а по ней Игорь – сын Рюрика, Ольга – жена Игоря, а сын Игоря и Ольги – Святослав. Последний факт, кстати, полностью подтверждается независимыми иностранными источниками. Если мы имеем достоверную генеалогию, и явно условную хронологию, то очевидно, что доверять нужно, прежде всего, первой, а не второй.

Разумеется, Ольга не была почтенной матроной в момент смерти Игоря. Она была вполне молодой, активной женщиной, что показывают последующие события. Именно эта молодая вдова и смогла удержать власть, пока её сын был малолетним. В истории такие случаи известны (взять хотя бы Елену Глинскую). Кроме того, нужно иметь в виду, что в сказании о первых князьях речь шла об одной линии Рюриковичей, а ведь были и другие родичи. Их имена известны по договору Игоря с греками 944 года. Там, в частности, упоминаются, два племянника Игоря от его сестёр, а также и другие, явно княжеские имена. Но кем они были, и что с ними стало – нам неизвестно.

Ясно лишь, что династическая история варяжского княжеского рода была намного богаче, недели известно нам сейчас.

– Дочери Ярослава Мудрого выходили замуж в европейские монаршие семьи. За счет чего удалось менее чем за 2 века с момента призвания варягов так заявить Руси о себе?

– А Русь никогда и не была изолирована от других государств. С самого начала своего существования она находилась в контексте различных этнических и культурных влияний. Уже у князя Ярополка Святославича была жена гречанка. А у Владимира летопись называет жён из разных народов, после же женитьбы на сестре византийских императоров и вовсе Русь органично вошла в династическую семью тогдашней цивилизации. Связи с Польшей, Венгрией, Чехией установились ещё в начале XI века. А уж скандинавские конунги постоянно находили приют при дворах своих родичей – древнерусских князей. Об этом замечательную книгу написала Татьяна Николаевна Джаксон. Экзотическим выглядит лишь брак с французским королём, инициатива которого исходила от французской стороны. Но и здесь предполагают некоторые. Вполне реалистические объяснения. До монгольского нашествия Русь сохраняла свой высокий династический статус в цивилизации средневекового Запада. 

– На каком языке говорили в те годы на Руси? Мы смогли бы понять друг друга?

– На Руси говорили на том языке, который мы сейчас условно называем древнерусским. Из этого языка выросли впоследствии современные русский, украинский и белорусский языки. Древнерусский, конечно, значительно отличался от современного русского. И тут вряд ли бы мы поняли друг друга. В древнерусском была иная фонетика (существовали гласные звуки, которые со временем исчезли), было три числа, а не два, как сейчас, был звательный падеж, пять, а не три типа склонения существительных, восемь временных форм… Сравнивая всё это, понимаешь, насколько русский язык упростился в процессе своего развития. Были и диалектные особенности. Живой древнерусский язык, то есть тот, на котором люди говорили в обиходной жизни, реконструируется, разумеется, по письменным памятникам. Огромную роль здесь играют, к примеру, древнерусские берестяные грамоты, и тут невозможно не отослать к трудам и видеолекциям нашего великого учёного Андрея Анатольевича Зализняка, к сожалению, не так давно ушедшего из жизни… Как говорили в эпоху становления древнерусского государства? Как разные народы понимали друг друга? Ответ даёт Ибн Хордадбех, писавший на арабском в середине IX века. Он говорит о том, что русы торговали с арабами, а переводчиками для них были славяне. Это значит, что скандинавы-русы не знали арабского, а арабы скандинавского, а славяне знали и тот, и другой языки. Ну, разумеется, на уровне бытового общения.

– Чем быт русских во времена Ярослава Мудрого отличался от быта европейцев, к примеру, во Франции. (Часто можно услышать, что у нас мылись в банях, а в европе вообще гигиены не было, как на самом деле?)

– Принципиально он не особо чем отличался. На Руси баня была и она неоднократно упоминается в Повести временных лет. То, что средневековая Европа, якобы, была абсолютно грязная – это миф. В речках купались везде. Да и не только в них. Так что постоянной непролазной грязи, и чтобы в ней копошились люди, как это показано в фильме «Викинг», ни на Руси, ни в Европе не было.

– Поддерживали ли Рюриковичи отношения с арабским миром?

– С арабским миром только в «варяжскую» эпоху, когда шла активная торговля и даже военные действия (русы совершили несколько походов на Каспий в конце IX – первой половине X в.). Позднее Русь контактировала с народами Великой Степи (печенегами, половцами и др.), аланами (предками современных осетин) и некоторыми странами Кавказа (Грузией, к примеру). Взаимоотношения со степняками были сложными. На Кавказе о Руси знали – там были и христианские государства. С мусульманами династических браков в домонгольский период не было.

– Подходим к завершению династии. Всё же убит был царевич Дмитрий в Угличе, порезался сам или превратился в того, кого мы знаем как Лжедмитрия?

– Лжедмитрий, конечно, никакого отношения к царевичу Дмитрию Ивановичу не имел. А вот как погиб сам царевич, до сих пор неясно. Новейшие исследования вроде бы подтверждают возможность его случайной смерти во время эпилептического припадка.

– И в завершении: что помогло Рюриковичам сохранить на протяжении более 7 веков не только свою династию, но и власть , несмотря на многочисленные междуусобные войны, иго, набеги, войны?

– Я думаю, что главным фактором была многочисленность самой династии. Рюриковичи сильно разрослись, образовав множество ветвей. Нам даже трудно и сосчитать их всех, хотя бы за период до конца их московской ветви. Тем более сложно сделать это в дальнейшем – ведь десятки русских (и не только русских) княжеских и дворянских родов происходят от Рюриковичей. 
Так что род Рюриковичей существует и сегодня, и вряд ли прервётся в каком-то обозримом будущем.

Спасибо за предоставленную информацию 11 экю / Яндекс.Дзен

607 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях
  • 2
  • 1
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о