История

Величайшая битва Средневековья

Сражению объединенных сил Витовта и Золотой Орды под предводительством эмира Едигея и хана Тимур-Кутлуга предшествовал, как тогда было принято, поединок.  Со стороны хана выехал мурза, от Витовта – польско-литовский рыцарь

Мурза начал «бесчестить имя Христово», а рыцарь проявил «мужественную защиту имени Христова против язычников, произносивших на него хулу».  Кто там победил в самом поединке, не совсем ясно. Принято считать, что рыцарь.

Битва на Ворскле

Витовт построил на своем берегу нечто вроде вагенбурга – передвижной крепости из телег и фур, закрепленных цепями – достаточно эффективное средство для того, чтобы остановить наступающую конницу, которую затем надлежало уничтожить пушками и артиллерией.

Тем не менее он почему-то переправился через Ворсклу под прикрытием артиллерийского огня и атаковал татарское войско.

У Едегея было войско в шесть больших корпусов, в каждом – три кула (полка) в два-три тысячи всадников. Он выстроил их в линию; на флангах взметнулись штандарты эмиров правого и левого крыла Орды, а в центре, под боевой клич воинов, поднялось знамя Чингисхана – белое знамя о девяти хвостах, с черной луной в центре.

Впереди была легкая кавалерия, вооруженная луками. 
Перед строем литовско-польско-русской рати выдвинулись арбалетчики, легкие бомбарды и аркебузы.

Раздался сигнал к бою, и вперед полетела лава татарской конницы, засыпая тучами стрел передовую линию союзной рати. Казалось, еще чуть-чуть, и первая линия противника будет смята и уничтожена. Однако кавалерию встретили залпы пушек и арбалетов.

Татарская конница, теряя убитых и раненых, отступила, на ходу перестраиваясь и изгибаясь дугой. Казалось, военная удача на стороне союзных войск. Из их рядов вылетела конница Тохтамыша, преследуя легкую кавалерию Орды

Линия противника изогнулась луком и отступала. Это была знаменитая тактика Орды – притворное отступление, в данном случае – заманивание противника на широкие пространства, где легкая татарская конница то рассыпалась, то объединялась по ходу битвы, и артиллерия, пушки и пищали оказывались против них малоэффективными.

В центре две армии столкнулись друг с другом – основные силы союзников, выстроившись клином, грозно наступали на татар, навстречу им, также выстроившись клином, неслись конные ордынские кулы.

В момент столкновения грянул страшный шум и грохот от от выстрелов, треска сломанных пик и копий, криков воинов и хрипов и визга лошадей. И этот шум, превратившись в неумолкающий гул, реял на поле боя до самого конца, вместе со страшной пылью, скрывающей сражающиеся полки, так что только по знаменам можно было видеть, кто побеждает, а кто отступает.

Битва, которая началась 12 августа 1399 года, во вторник, далеко за полдень, продолжалась уже несколько часов, что для средневековой битвы достаточно долго.

Войско татар дрогнуло и стало отступать, и отступили они на 10-12 км.  Витовт, предчувствуя победу, бросает в бой польских, немецких и литовских рыцарей, последний свой резерв.

Преследовать легкую конницу противника закованными в латы тяжеловооруженными всадниками – не самая блестящая идея. Кони скакали недолго, и встали. Чертовы язычники не преминули окружить христианских рыцарей, перебили их коней и заставили их сражаться пешими.

Едигей сдерживал расстроенные полки Витовта ровно столько времени, сколько понадобилось Витовту, чтобы втянуть все свои силы в эту «мясорубку», а Тимуру-Кетлугу – чтобы обойти литовцев с фланга и ударить по тылам, отрезав литовскую конницу от пеших воинов.

Как только туменам Тимура-Кутлуга удалось замкнуть кольцо окружения, татары Едигея, преследуемые в чистом поле Витовтом, остановились и встретили его фронтальным ударом.

В рядах союзной армии появилось замешательство, а когда ударила тяжеловооруженная кавалерия татар, замешательство превратилось в панику.

Затем татары пустили в ход собственную артиллерию и почти полностью уничтожили литовскую кавалерию и захватили литовский вагенбург.

Началось беспорядочное бегство.

Первым с поля боя бежал Тохтамыш, хорошо усвоивший, что такое неодолимая тактика Тамерлана. Он-то знал, что Едигей и Тимур-Кутлуг были учениками Железного Хромца. По пути он нанес много ущерба населению и много Литовской земли опустошил.

Затем бежал пан Щурковский, который громче всех требовал татарской крови.

Сам же Витовт тоже «побежа в мале…» , вместе с боярами и братом Сигизмундом, воспользовавшись уже наступившей темнотой. Его вывел в глухой лес казак Мамай, один из потомков знаменитого темника. В лесу они блуждали три дня, пока князь не пообещал своему спасителю и проводнику княжеский титул и урочище Глину, после чего ушлый казак тут же нашел дорогу. Потомки должны быть ему благодарны, особенно Иван IV Грозный.

Весь литовский лагерь с пушками, припасами и запасами достался татарам. «…татары захватили телеги с коваными колесами, стальные шлемы, пушки, аркебузы, арбалеты и множество других ценных вещей, в том числе золотые и серебряные сосуды».

А у реки Ворсклы шло жуткое побоище. Татары крошили потерявших волю к сопротивлению литовцев, немцев, поляков и русских.

Погибли двое братьев Ольгердовичей, Андрей Полоцкий и Дмитрий Старский, родичи Витовта, Глеб Святославович Смоленский, Иван Юрьевич Бельзский . Погибли многие бояре, в том числе воевода Дмитрия Донского Дмитрий Боброк-Волынский. Кто не пал в бою, тот попал в плен.

Летописцы указывают различные «точные» цифры потерь среди князей, участвовавших в походе. Диапазон от 20 к 50, относится к литовским и русским князьям. Никоновская летопись, упоминающая 74 погибших, видимо, включает в это число польских и валашских князей.

Уцелевшие бежали 500 верст, до самого Киева, преследуемые неприятелем, жаждущим поймать Витовта и Тохтамыша.

Дойдя до Киева, тяжелораненый Тимур-Кутлуг осадил город, но киевляне откупились, заплатив три тысячи рублей.

Затем победоносная армия до поздней осени грабила земли вокруг Киева, Подолья, Волыни – вплоть до Луцка – и вновь оккупировала бассейн реки Нижний Буг, который Литва взяла в 1363 году, чтобы получить доступ к Черному морю.

Тимур Кутлуг вскоре после битвы на Ворскле умер; Едигей возвел на престол Кутлугова брата Шадибека.

Тохтамыш лет семь скрывался в Южной Сибири и был убит, по слухам, от руки самого Едигея.

Преуспей Витовт в битве на Ворскле, в Европе могла бы сформироваться новая расстановка сил. Если Витовт сумел бы посадить в Улусе Джучи своего ставленника, то они вместе с Тохтамышем раздавили бы Москву, последнее препятствие на пути к объединению русских княжеств вокруг Литвы.

Золотая Орда канула бы в Лету, и Литва стала бы самым влиятельным и могучим государством, а Витовт — вершителем судеб Европы.

Грандиозные замысли Витовта были опрокинуты «силой вещей» – исторической закономерностью, причем все «осколки» Древней Руси были опустошены татарскими набегами.

Так что 1399 год можно считать концом Древней Руси.

От побоища на Ворскле выиграла только Москва, не без тайной радости наблюдавшая за жестокой борьбой двух своих врагов – Орды и Литвы; она получила передышку.

Итак, Витовт проиграл битву: был самоуверен, действовал не быстро, к предосторожностям не прибегал, место сражения выбрал неудачное для своего малоподвижного и тяжелого христианского войска, и весьма удобное для татарской тактики сражения.

Литва не только распрощалась с мечтой об экспансии на юг и восток ( против Москвы) и на запад ( против тевтонских рыцарей ), но ослабла настолько, что в 1401 году по акту Виленской унии согласилась на включение ее в королевство Польское.

Государство Витовта лишилось доступа к Черному морю – татары отвоевали южную степь вплоть до Молдавии.

После битвы князь смоленский, Юрий восстал против Литвы, и в течение пяти лет успешно сопротивлялся попыткам Витовта вернуть его в Литовскую Русь.

Великий Новгород и Псков также восстали против литовского владычества, втянув Витовта в войну с Великим княжеством Московским – но это уже другая история.

Источник: Яндекс.Дзен

375 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Если статья понравилась - поделитесь ссылкой на неё в социальных сетях
  • 2
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о